ГлавноеГородВ Тольятти от заражения крови умерла прооперированная женщина

В Тольятти от заражения крови умерла прооперированная женщина

В Тольятти от заражения крови умерла прооперированная женщина

В Тольятти 38-летняя женщина скончалась от заражения крови, сообщает «Площадь свободы».

26 августа текущего года Наталья Клюкина, находившаяся в декретном отпуске по уходу за своей семимесячной дочерью, заметила у себя на левом бедре покраснение на месте расчеса. Тут же женщина обратилась в хирургическое отделение больницы им. Баныкина, откуда ее и перенаправили в отделение гнойной хирургии (ОГХ) ТГКБ № 4, сказав, что у нее обыкновенный фурункул.

На следующий день, в субботу, дежурный врач отделения Игорь Дергунов отправил Наталью домой ждать понедельника, поскольку с фурункулами больных не госпитализируют. На это время посоветовал накладывать марлевые повязки, смоченные водкой, и пить препарат «Ципролет».

В воскресенье покраснение увеличилось втрое, а в центре проблемного участка образовалась рана. Семья снова обратилась по телефону в ОГХ за консультацией. Тогда уже другой дежурный врач, Максим Маврин, предложил приехать в отделение и проконсультироваться очно. В итоге специалист срочно госпитализировал Наталью и в тот же день в 18 часов провел операцию. За наркоз женщина заплатила 1,5 тыс. рублей.

Оказалось, что у пациентки был не просто фурункул, а флегмона. Диагноз расшифровывается как острое разлитое гнойное воспаление жировой клетчатки.

В понедельник после операции Наталью снова осматривал хирург Игорь Дергунов. Наталья попросила совета насчет приема антибиотиков и пребывания в стационаре при том, что она является кормящей матерью. Врач ответил, что не может давать никаких советов по этому поводу. Если нужно ухаживать за ребенком, то можно идти, но подписать отказ от стационарного лечения.

По словам мамы Натальи, никаких предупреждений о возможных осложнениях женщина не получала и от лечения «категорически» (на чем сейчас настаивает Дергунов) не отказывалась, а покинула больницу в незнании.

«Она была умной, образованной женщиной. Никогда в жизни она бы так наплевательски не отнеслась к своему здоровью, если бы ее предупредили об опасности», — настаивает Наталья Статнова.

Уже вечером после выписки рана начала сильно болеть. Температура поднялась до 39°С. Наталью вырвало. Ей вызвали бригаду скорой помощи, фельдшер которой была сильно недовольна тем, что вызов связан с повышенной температурой.

Наталью снова отвезли в больницу № 4. «Хирург в ответ на жалобы велел Наташе отклеить грязными руками повязку. А отклеивала она ее на кушетке с клеенкой. На ней сидят все, кто туда приходит. И Наташа туда села, — рассказывает Наталья Статнова. — Отклеила грязными руками. Хирург сказал, что рана чистая и хорошая и показаний к госпитализации нет». К слову, фамилию принимавшего хирурга теперь, после смерти пациентки, семье не оглашают. Этот же специалист настаивал, что не видит необходимости в лечении антибиотиками и нога в принципе не должна болеть.

Женщину отправили домой, где у нее всю ночь болела нога. Анальгин лишь отчасти сбивал боль. На следующий день мама Натальи обратилась в регистратуру поликлиники № 2 и взяла талон на 12 часов к хирургу Владимиру Риганову.

Оказалось, что с 12 до 13 часов в кабинете хирурга назначено кварцевание. Наталья в это время уже не могла ни стоять, ни сидеть. Час она лежала на кушетке в кабинете. Прибывший хирург был очень этим недоволен. «Что это тут за лежанку устроили, сейчас сюда придут полы мыть», — приводит слова Риганова мама Натальи.

В час дня у Натальи началась перевязка в кабинете хирурга. Мать осталась за дверью. Спустя некоторое время врач вышел из своего кабинета и через плечо сказал матери: «Вы ей голову лечите, а не ногу. У нее психика неустойчивая. Ничего у нее не должно болеть. Все у нее в ноге хорошо».

На вопросы о том, откуда боль и температура, Владимир Риганов посоветовал прикладывать к ране пакет молока из холодильника.

В ночь на 31 августа Наталье стало еще хуже, и ей вызвали скорую, которая доставила женщину в инфекционное отделение больницы № 5. 31 августа Наталья в числе последних своих слов в реанимации спрашивала о своей дочери. Больше родных не пускали в палату, поскольку Наталья была на искусственном жизнеобеспечении. 2 сентября женщина умерла от заражения крови.

Наталья Клюкина закончила техникум по специальности «бухгалтер» и экономическую академию. 15 лет проработал в главном бюджетном управлении ВАЗа. Вместе с мужем жили четыре года. В этом году у них родилась дочь. Это была первая и долгожданная беременность 38-летней женщины.

Пока что семья Натальи не подает заявление в суд. Ими было написано заявление в областную прокуратуру с просьбой дать правовую оценку. Также была оформлена жалоба в министерство здравоохранения Самарской области.

Получить официальный комментарий у администрации Тольяттинской городской поликлиники № 2, в которой работает хирург Владимир Риганов, корреспонденту издания не удалось. Главврач Сергей Переседов на сегодняшний день находится в отпуске, а заместитель главного врача по медицинской части Елена Петлицкая от комментариев отказалась, сославшись на врачебную тайну в отношении пациентки Натальи Клюкиной.

Отказ от стационарного лечения, подписанный рукой Натальи, в данном разбирательстве — козырь в руках медицинских организаций.

«У меня лежит ее история. Пациентка своей рукой написала отказ от лечения и ушла из отделения. Обычно мы оформляем, а тут даже ее рукой написано: «Отказываюсь от лечения по причине наличия семимесячного грудного ребенка, которого нужно кормить грудью». Родственников кто-то настроил совершенно правильно на определенные действия. Но чтобы быть объективным, вам нужно изучить все аспекты этого дела, чтобы не попасть впросак. Пациентка у нас провела не больше суток. Умерла она уже в больнице № 5, а до этого еще обращалась в поликлинику, — заявил заведующий отделением гнойной хирургии ТГКБ № 4 Сергей Тетюшкин. — Этот вопрос уже будет, наверное, разбираться в коллегиях минздрава Самарской области. Пока ситуация не понятна ни с юридической, ни с медицинской точек зрения. Насколько я знаю, в Самару отправляли какие-то анализы, то есть даже здесь возникли сложности с диагностикой. Неизвестны еще причины смерти. В моем отделении в истории болезни прописано, что помощь оказана своевременно. Больная легла, была прооперирована. И только потом я узнаю, что она умерла в другой больнице. И не в хирургическом, а насколько я знаю, в инфекционном отделении».

Поделиться в соцсети:
Нет комментариев

Оставить комментарий